ЧП с Брежневым: Генсек взял вину на себя

15 марта 2018 08:20
1681.jpeg

Первые лица всех хоть сколь-нибудь приличных стран всегда находились под пристальным наблюдением усиленной охране спецслужб. Разумеется, что в ведущих мировых державах этому уделяется максимальное внимание.

Его величество случай против охраны великих

Главная задача телохранителей, конечно, уберечь подопечного от покуше­ний всевозможных заговорщиков, террористов и просто психически неуравновешенных личностей.

Но порой, несмотря на мощную охрану, тщательную разведку и предварительную рекогносцировку местности, в силу удивитель­ного до невероятности стечения обстоятельств всё-таки буквально на чистом ровном месте внезапно возникает критически опасная ситуация, при ко­торой от охраны уже мало что зависит.

Внезапные изменения регламента

В Советском Союзе была традиционная практика, по которой союзные республики (и автономные, также - области) в определённом порядке награждались высшими орденами.

В марте 1982 года из Москвы в Узбекистан на торжества, посвящённые вручением республике третьего ордена Ленина, напра­вилась серьёзная партийно- правительственная делегация во главе с самим Генеральным секре­тарём ЦК КПСС дорогим и любимым Леонидом Ильи­чом Брежневым.

Конечно, программа визита была тщательно рас­писана. Предусматри­вались и встречи советского лидера с трудовыми коллективами братской республики. За безопасность генсека обеспечивали как обычно сотрудники Девятого управления КГБ совместно с местными гэбэшниками и личная охрана.

Многоопытные спецслужбы учли все детали до самых мелочей. Однако 23 марта строго установленный порядок был нарушен, и после этого события начали развиваться по непредсказуемому сценарию.

Высокий гость и сопровождающие лица должны были посетить сразу три крупнейших предприятия Ташкента: текстильный комбинат, тракторный завод, также авиационное объединение имени Чкалова.

Но за завтраком внезапно решили, программа излишне насыщена. Поэтому встречу с авиастроителями было решено отменить. Последовало соответствующее распоряжение. Сотрудники КГБ, уже рассредоточившиеся по объекту, спокойно покинули авиазавода и усилили охрану на других объектах.

Встречи с узбекскими текстильщиками и тракторостроителями прошли как с иголочки - в приподнятой атмосфере и без малейшей задержки. В сало­н лимузина рядом с Брежневым сели первый секретарь Узбе­киского ЦК Шараф Рашидов и начальник охраны генерального секретаря генерал Александр Рябенко.

Кортеж помчался по к резиденции высокого гостя. Вдруг Леонид Иль­ич посмотрел на часы и произнёс: «Время до обеда ещё есть. Ведь мы обещали посетить завод...»

Видимо, генсек по­думал, что авиазавод - один из флагманов авиаци­онной промышленности СССР с 20-тысячным коллективом, там выпускают гигантские самолёты АН-22 («Антей») и транспортно-десантные ИЛ-76, завод участвует в космичес­ких программах. Действительно, надо бы посетить.

«Люди готовились к встрече, ждут нас, нехорошо получится... - добавил Брежнев. - А то - возникнут вопросы, ненужные разговоры. Давай-ка съездим?..»

Ра­шидов согласился, потому что и не мог противоречить. Но Рябенко стал решительно возражать против такого внезапного изменения маршрута. Ведь он хорошо понимал, что восстановить уже полностью снятую систему безопасности за считанные минуты невозможно. Сотрудники спецслужб даже не успеют туда подъехать раньше генсека. Но Брежнев отмахнулся от аргументов генерала...

Рухнувшие леса

На большой площади перед админист­ративным зданием и на прилегающей территории просто бурлило человеческое море. Ведь руководство уже успело объявить по заводскому радио о приезде высоких гостей.

Тысячи людей ос­тавили рабочие места и уст­ремились к огромному ангару, где производилась сборка самолётов, окружён­ных строительными лесами. Цех был переполнен наро­дом.

Прибывшей вместе Брежневым немногочисленной охране становилось всё трудней конт­ролировать ситуацию. Генерал Рябенко опять предложил немедленно отменить встречу и быстрее вернуться к машинам.

Но Брежнев не хотел и слушать об этом. Вместе с Рашидовым и руководителями завода генсек двигался по узкому проходу к импровизированной трибуне. Охранники, взявшись за руки, невероятными усилия­ми сдерживали напор тысяч людей.

Понятно, что в такой суете никто не обратил внимания, что рабочие на­верху лесов, стремясь быть ближе, перемещались по деревянным настилам лесов к центру событий. Почти все они и собрались над этой трибуной.

В результате, как раз когда Брежнев с окружением выходил из-под крыла самолёта, раздался зловещий скрежет. Леса не выдержа­ли чрезмерной нагрузки - конструкция начала рушиться. Одна деревянная площадка просто наехала на Брежнева с компанией. Всё произошло очень неожиданно и так быстро, что охранники на какой-то миг просто оказались в несвойственной роли статистов.

Брежнева спас находившийся рядом его адъютант Владимир Собаченков. Обхватив шефа, он повалил его и прикрыл своим телом. Охранники тоже бросились на помощь. На пределе сил одни приподняли площадку, переполненную сбитыми с ног людьми, и пару минут удерживали её, а другие вытаскивали из образовавшейся щели высокопоставленных пострадавших.

Брежневу краем металлической конструкции ободрало ухо - вся щека была в крови. У Рашидова была разбита голова, Собаченков был без сознания. Повсюду раздавались крики и стоны.

Подоспе­ли сотрудники местного КГБ. Брежнева и других членов делегации повели к машинам. Травмы и уши­бы различной степени тяжести получили многие работники завода. Погибших, к счастью, не было.

Мужество генсека и роковые последствия травмы

Брежнева доставили в резиденцию, где его осмотрели врачи. Леонид Ильич жаловался на боли в правом плече. Рентген показал, что у него слома­на ключица. Медики настаива­ли на немедленной отправке в Москву для госпитализации. Но 75-летний Леонид Ильич, хотя и не мог похвас­тать хорошим здоровьем, про­явил завидную выдержку.

Сразу после инцидента генсек позвонил в Москву, Юрию Андропову, который тогда воз­главлял КГБ, и сказал ему примерно следующее: «Юра, у нас здесь произошло ЧП. Прошу тебя никого не наказывать. В этой ис­тории я один виноват. Это я велел ехать на встречу, хотя меня пре­дупреждали, что нельзя».

А уже на следующий день он стоял на трибуне. В какой-то момент потре­бовалось поднять правую руку для приветствия. Боль была не­вероятной, но он терпел её, улыбаясь.

Не потеряйте "Главную тему" в огромном информационном вале, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Одноклассниках...

Брежнев провёл в республике ещё два дня, встречался с людь­ми, участвовал в праздничных мероприятиях, борясь с болью при помощи таблеток.

В Москве Брежневу снова сде­лали рентген, который показал, что кость смещена. Операцию делать не решились в надежде, что ключица срастётся. Но она так и не срослась - не успела.

Через полгода - 10 ноября 1982 года, ночью, лидер великой державы внезапно умер на даче во сне. Вскрытие показа­ло, что у Леонида Ильича отор­вался тромб и попал в сердце.

Специалисты считают, что ин­цидент в Ташкенте имел роковые последствия для здоровья генерального секретаря. Получен­ная травма нанесла сильнейший удар, с которым одряхлевший организм уже не смог справиться.

Еще по теме:

Как кот спасал жизнь Брежнева

Значимые события брежневской эпохи

Вожди без бронзы

Золотой век Страны Советов

23 марта в истории: Роковой день в жизни Брежнева, завершение работы станции "Мир", день рождения Анатолия Ляпидиевского, Акиры Куросавы и Арч

Покушавшийся на Брежнева перенервничал и расстрелял лишь одну машину кортежа

Максим Максимов
Популярное