Как смертельный туман воцарился в Лондоне?

25 января 2018 16:57
1239.jpeg
Фото: Daily Mail

В середине прошлого века Лондон постигла самая ужасная за всю историю индустриализации экологическая ка­тастрофа. Смрад, дым из заводских труб и другие вредные промышленные выбросы, смешанные с густым туманом не давали людям дышать. Даже в домах не было спасения от удушающего смога - он просачивался во все жи­лые и общественные помещения. Было практически остановлено движение транспорта.

Ни зги

Балерина Барбара Фьюстер вечер 4 декабря 1952 года весело про­вела с женихом и друзьями в ресторане. Когда люди вышли на ули­цу, то просто остолбенели: «Мы стояли перед сплошной стеной тума­на», - вспоминала балерина уже в 2002 году.

Где стояла их машина они помнили и нашли её доволь­но быстро, но как ехать? Когда жених Барбары сел за руль, она осто­рожно пошла перед самым капотом, пытаясь в свете фар найти дорогу. Молодой человек вёл ма­шину со скоростью медленнее пешехода, и вы­сунув голову в окно, поминутно окликал Барбару, потому что терял её из вида.

Ведь уже в двух метрах ниче­го не было видно, поэтому внезапно появлялись другие автомо­били и пешеходы. Выйти из тумана не удавалось. Раз они увидели неподалёку смутные очертания дерева и рядом какой-то крупный предмет. Вблизи, увидели, что это разбившаяся ма­шина, которая их недавно обогнала.

Только в пять утра жених и невеста наконец-то добрались домой. В зеркале они увидели, что оба стали настолько чёр­ными, как будто всю ночь разгружали уголь.

Тьма и смерть большого смога

Никто тогда ещё не по­дозревал, что на следующий день туман не только не рассеется, а напротив - вообще погрузит го­род в темноту на несколько долгих дней - 5 до 9 декабря. Это время вошло в исто­рию британской столицы как «большой смог». За эти пять дней от него умерло не меньшей 12 000 человек.

Лондонцы исконно привычны к туманам. Поэтому поначалу не сильно унывали. Они шутливо прозвали дни, когда дым домашних печей и фабричных труб смешивался с ту­маном и сыростью реки, «pea soup» - гороховый суп. Поэтому вечером 4 декабря 1952 года жители не слиш­ком удивились густому туману.

Поначалу невидимость раз­дражала в основном только водителей. «Было так темно, как будто подожгли кучу автомобильных покры­шек», - резюмировал владе­лец похоронного бюро Стэн Крибб. Ему пришлось даже остановить по­хоронную процессию.

На дорогах царил хаос. «Один из наших грузовиков возвращался из рейса, - расска­зывал сотрудник пивоварни «Черрингтон». - И вслед за ним на двор предприятия по ошибке приехал весь транспорт с улицы». Но транспортные проблемы были далеко не самой большой бедой.

1241.jpeg
Фото: The New York Times

Адский смог

Область высокого давления над южной Англией и полное безветрие привели к тому, что холодный воздух накрыл как крышкой тёплый воздух над Лондоном и придавил его к земле.

7 декабря 1952 года видимость в центре Лондона составляла всего 30 сантиметров. На проезжей части стояли брошенные автомобили. В домах чувствовался запах сернистого газа. Сотрудники Британского музея видели, как между стеллажами ползли клочья тумана. В театрах прерывали и отменяли спектакли, поскольку зрители практически не видели сцену.

На рынке в Смитфилде, где продавали крупный рогатый скот, заболели почти все животные, привезённые на продажу. Ветеринары ничего не могли сде­лать. 13 голов пришлось срочно забить. Лёгкие у животных были совсем чёр­ные от угольной пыли.

Конечно, умирали люди. Одним из первых признаков резко высокой смертности стал дефицит гробов. Пережившие адский туман рассказывают: «В похоронных бюро закончились гробы, у тор­говцев цветами не хватало цветов».

Врач боль­ницы Святого Варфоломея Роберт Уэллер вспоминал, что резко увеличилось количество пациентов с заболеваниями сердеч­но-сосудистой системы и дыхатель­ных путей. «Скорая помощь» из-за тумана не ездила.

Сотни людей, кашляя и задыхаясь, сами брели к больницам, которые не справлялись. Уэллер: «Многие больные не могли даже попасть внутрь зда­ния и умирали прямо на улице». Губы у них были си­ние, как у всех погибших от удушья.

Власть отрицает

9 декабря вдруг наконец-то подул юго-за­падный ветер и очистил город от смога.

Родственни­ки умерших поначалу не ставили их смерть в прямую зависимость от смога. Тем более, что масштабы катастрофы обнаружились не сра­зу. Потом выяснилось, что число умерших за пять дней смога сопоставимо с эпидемиями холеры в 1854 году и гриппа в 1918 году. Умерло 12 тысяч че­ловек, около ста тысяч заболели тяжёлыми болезнями дыхательных путей.

Прави­тельство отрицало связь между смо­гом и высокой смертностью. Министр по делам жилищного строительства и местного само­управления Гарольд Макмиллан заявил, что «не убеждён в необходимости принятия дополнительных законов». Но из-за общественного резонан­са власть всё-таки приняла меры.

В Законе о конт­роле за загрязнением воздуха в 1956 году был введён запрет на исполь­зование для отопления частных домов угля с высоким содержани­ем смол. Были созданы бездымные зоны, в которых полностью запрещались бытовые трубы дымоходов и производства с выбро­сами вредного дыма в атмосферу.

Во втором Законе в 1968 году промышленным пред­приятиям предписывалось строить более высокие дымовые трубы. Ка­чество лондонского воздуха с тех пор заметно улучшилось.

Не потеряйте "Главную тему" в огромном информационном вале, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Одноклассниках...

Семен Панин
Популярное